золотое сечение в фотографии

Золотое сечение в фотографии и с чем его едят

Иногда я задумываюсь, кому сложнее «живется» – фотографу или художнику? С одной стороны, конечно, художнику. Ему целую несуществующую реальность из головы приходится вытаскивать, а фотографу что – раз да щелк. Ну а если фотографу нужно запечатлеть придуманную сначала в голове картинку? Это сколько всего должно совпасть, чтобы осуществить задуманное! Возьмем основное правило и разберем: Золотое сечение в фотографии и с чем его едят. Золотое сечение – основа построения геометрических пропорций чертежей, картин, архитектурных сооружений, изображений, в том числе фотографий. Гармоническая пропорция, в которой одна часть относится к другой, как всё целое к первой части.

Если объяснить по-человечески, золотое сечение – это точки пересечения отрезков в воображаемой сетке, где располагают наиболее значимые элементы, или те элементы, на которых должно акцентироваться внимание. То есть, если еще проще, принцип золотого сечения в фотографии — это правило построения кадра.

Получается, художнику нужно просто расположить в этих точках задуманное, а фотографу так скомпоновать кадр, чтобы нужные элементы попали в нужные точки. Наверное, никому не проще. Ни художнику, ни фотографу.

Не знаешь что делать? Купи тортик

Устав ломать над этим голову, я позвонила подруге-художнице. Вместо ответа на терзающий меня вопрос она сказала:

Странные тебе по вечерам вопросы в голову лезут. Приезжай, у меня тут тортик с чаем образовался, вот и выясним, кому живется легче.

Люблю теплые московские вечера, когда город затихает, тени удлиняются, и понемногу успокаивается дневная суета.

Мы сидели на балконе, и тут художница показала на балкон в доме напротив.

Смотри, какая замечательная картина, – сказала она и отрезала еще кусочек торта.

На балконе мужчина средних лет, не выдержавший недельной рабочей нагрузки, выдавал ошеломляющие па. Мужчина был тучный и от того выглядел еще комичнее. Музыку, под которую он танцевал, мы не слышали, что добавляло сюрреализма в происходящее.

Как думаешь, – спросила подруга. – Сможешь ты этого персонажа в золотое сечение впихнуть?

Я достала камеру, включила отображение сетки в видоискателе и направила объектив на танцора диско.

Знал бы Митхун Чакроборти, как танцуют московские мужчины, когда думают, что их никто не видит – постыдился бы сниматься в легендарной болливудской ленте.

Мужчина не то что не хотел вписываться в золотое сечение, он отказывался вообще попадать в кадр. Движения его были непредсказуемы и величественны, какое уж тут золотое сечение в фотографии!

А ты бы нарисовать это смогла? – спросила я у подруги.

Я даже пробовать не буду, – ответила художница.

Не разобравшись с золотым сечением, и кому легче живется, я отправилась домой.

Всю ночь мне снились великие художники и фотографы прошлого. В кульминации сна балконный мужчина принял позу Витрувианского человека Леонардо Да Винчи. Того самого, чьи пропорции считаются каноническими.

Проснулась в холодном поту. Позвонила художнице.

Тебе из Леонардо Да Винчи ничего не снилось?

Иногда ты невыносима, – ответила подруга и положила трубку.